Питание после операции аппендицита

Тяжелым осложнением, которое может проявиться уже в первые минуты по окончании операции. есть кровотечение. Чаще отмечается кровотечение из культи брыжейки отростка, наступающее в следствии не хватает прочной перевязки питающего отросток сосуда. Кровотечение из этого маленького по диаметру сосуда может быстро привести к массивной кровопотере. Часто картина внутреннего кровотечения выявляется у больного еще на операционном столе.

Сколь малым бы ни представлялось кровотечение в туловище, оно требует срочного хирургического вмешательства. Ни при каких обстоятельствах не требуется сохранять надежду на независимую остановку кровотечения. Нужно срочно снять все швы с операционной раны, в случае если необходимо — увеличить ее, отыскать кровоточащий сосуд и перевязать его. В случае если кровотечение уже остановилось и кровоточивший сосуд не удается найти, необходимо захватить культю брыжейки отростка кровоостанавливающим зажимом и повторно перевязать ее у самого корня прочной лигатурой. Излившуюся в туловище кровь неизменно нужно удалить, потому, что она есть питательной средой для микробов и тем самым может содействовать формированию перитонита .

Источником кровотечения смогут быть и сосуды брюшной стены. При вскрытии влагалища прямой мускулы живота возможно повреждена нижняя надчревная артерия. Повреждение это возможно сходу не подметить, поскольку при разведении раны крючками артерия сдавливается и не кровоточит. По окончании операции кровь может инфильтрировать ткани брюшной стены и попадать в туловище между швами брюшины.

Ясно, что у некоторых больных кровотечение может остановиться самостоятельно. Все имевшиеся нарушения гемодинамики у них неспешно стихают. Однако, кожа и видимые слизистые оболочки остаются бледными, содержание гемоглобина и число эритроцитов в крови существенно понижаются. При изучении живота болезненные явления смогут не быть больше простых послеоперационных ощущений, для перкуторного определения количество жидкой крови должно быть большим.

Излившаяся в туловище кровь у некоторых больных может рассосаться без остатка. Тогда лишь наличие анемии и появление желтухи в следствии рассасывания широкого кровоизлияния разрешают верно оценить имевшиеся явления. Но столь благоприятный финал кроме того при малом кровоизлиянии отмечается достаточно редко. В случае если скопившаяся в брюшной полости кровь инфицируется, начинается перитонит, имеющий в большинстве случаев ограниченный темперамент.

При более большом кровоизлиянии, при отсутствии его отграничения и при запоздалом вмешательстве финал возможно негативным.

Как осложнение в послеоперационном течении направляться отметить образование инфильтрата в толще брюшной стены. Такие инфильтраты, если они протекают без выраженной воспалительной реакции, в большинстве случаев результат пропитывания подкожной клетчатки кровью (при не хватает тщательном гемостазе на протяжении операции) либо серозной жидкостью. В случае если таковой инфильтрат не велик, то он в ближайшее время рассасывается под влиянием тепловых процедур. В случае если, кроме инфильтрации, отмечается зыбление по линии шва, показывающее на скопление жидкости между краями раны, необходимо удалить жидкость при помощи пункции либо провести между краями раны пуговчатый зонд. Последний метод более действен.

В случае если образование инфильтрата протекает с температурной реакцией и нарастанием болей в ране, направляться предполагать нагноение. Чтобы вовремя диагностировать это осложнение, каждому больному, у которого по окончании операции в течение первых двух дней не понижается температура, а тем более если она увеличивается, нужно сделать перевязку с целью контроля раны. Чем раньше будут сняты 2-3 шва для стока гноя, тем благоприятнее будет течение. При тяжелой инфекции брюшной стены рану приходится обширно открыть и дренировать, сняв все швы с кожи, с апоневроза и с мышц, в случае если скопление гноя имеется и под ними. В будущем заживление раны происходит вторичным натяжением.

Время от времени по окончании заживления раны образуются лигатурные свищи. Они характеризуются маленькими размерами, гнойным отделяемым и разрастанием грануляционной ткани около свищевого отверстия. По окончании удаления лигатуры посредством анатомического пинцета либо вязального крючка свищи заживают. Значительно лучше применять для этого разогнутый на пламени большой рыбацкий крючок, кончик которого загибается так, что образуется вторая бородка.

У больных, особенно с тяжелым процессом в отростке и слепой кишке, оперированных при наличии перитонита, по окончании операции может появиться кишечный свищ. Свищи смогут появиться тогда, в то время, когда поражение с основания отростка распространяется на прилежащую часть слепой кишки. В случае если это выявляется на протяжении операции, то пораженный участок кишки погружают швами, закрывающими его на нужном протяжении неизмененной частью стены слепой кишки. В случае если при удалении отростка поражение кишечной стены остается не распознанным, при предстоящем прогрессировании процесса может случиться ее перфорация, что приведет к выхождению кала в свободную брюшную полость либо в ее участок, ограниченный спайками либо тампонами.

Помимо этого, обстоятельством развития кишечных свищей может являться либо повреждение кишки на протяжении операции, либо пролежень в следствии долгого давления дренажей и тампонов, либо же травмирование кишечной стены при не хватает деликатных манипуляциях на протяжении перевязки ран, в которых открыто лежат кишечные петли. Недопустимо удалять гной с поверхности кишок марлевыми шариками и тампонами, поскольку наряду с этим весьма легко может случиться тяжелое повреждение кишечной стены и ее перфорация.

В образовании свищей определенную роль может играться и токсическое воздействие некоторых антибиотиков, к примеру тетрациклинов, каковые смогут приводить к тяжелому повреждению кишечной стены вплоть до полного некроза слизистой оболочке оболочки. Сказанное относится как к толстой, так и к узкой кишке.

Образование кишечного свища при наглухо зашитой брюшной ране ведет к формированию перитонита, требующего немедленного вмешательства, пребывающего в широком вскрытии раны и подведении к свищу дренажа и отграничивающих тампонов. Попытки зашивания имеющегося отверстия оправданы лишь в самые ранние сроки. В случае если брюшная полость до образования свища уже была дренирована, разлитых явлений перитонита может не быть из-за образования около тампонов спаек. При благоприятном течении перитонеальные явления все более ограничиваются и неспешно стихают совсем. Рана заполняется грануляциями, окружающими свищ, через который выделяется кишечное содержимое.

Свищи узкой кишки, поперечной ободочной и сигмовидной, стена которых может размешаться вровень с кожей, в большинстве случаев губовидные и требуют своевременного закрытия. Свищи слепой кишки, в большинстве случаев, трубчатые и смогут закрываться самостоятельно при осмотрительном промывании свищевого хода индифферентной жидкостью. Хирургическое закрытие свища продемонстрировано лишь при бесплодном консервативном лечении в течение 6-7 мес.

Длительно не заживающие трубчатые свищи слепой кишки должны навести на идея о наличии инородного тела, туберкулеза либо рака, потому, что удаление отростка при этих болезнях может приводить к образованию свищей.

Послеоперационный перитонит может развиваться неспешно. Больные не всегда жалуются на усиление болей, считая их само собою понятным явлением по окончании операции. Но боли продолжают усиливаться, в правой подвздошной области при пальпации отмечаются все более резкая болезненность, напряжение мышц и другие, характерные раздражению брюшины симптомы. Пульс учащается, и начинает сохнуть язык. Время от времени первым и сперва как словно бы бы единственным показателем перитонита возможно рвота либо срыгивание, время от времени — нарастающий парез кишок. Неспешно начинает вздуваться пузо, газы не отходят, перистальтические шумы не прослушиваются, и в будущем картина начинается совсем равно как и при аппендикулярном перитоните у неоперированных больных. У некоторых больных сначала отмечается лишь учащение пульса, не соответствующее температуре.

Показатели перитонита смогут неспешно выявляться в течении первых дней по окончании операции, нарастая весьма медлительно. Но время от времени они появляются быстро, и в ближайшие же часы начинается картина разлитого перитонита. Развитие послеоперационного перитонита постоянно является показанием к срочной релапаротомии и ликвидации источника инфекции. Последним помогает либо открывшаяся из-за несостоятельности швов культя отростка, либо перфорационное отверстие в кишечной стенке. В случае если вмешательство произведено рано, вероятно закрытие культи либо перфорационного отверстия швами. В поздние сроки это не удается в связи с тем, что швы, накладываемые на воспаленные ткани, прорезаются, тогда приходится ограничиться подведением дренажа и тампонов.

В то время, когда никакой локальной обстоятельства не выявляется, приходится считать развитие перитонита результатом прогрессирования имевшегося до первой операции разлитого воспаления брюшины и поступать так же, как было обрисовано в разделе о лечении перитонита, развившегося до операции.

При перитоните, развившемся по окончании операции, источник инфекции должен находиться в зоне бывшей операции. Исходя из этого релапаротомию необходимо создавать методом снятия всех швов с операционной раны и широкого открытия ее. В случае если источник инфекции находится в другом месте и развитие перитонита не связано с операцией, а обусловлено каким-либо иным заболеванием, выбор доступа должен определяться локализацией болезненного очага. Антибиотикотерапия и иные меры борьбы с перитонитом должны быть более активными.

При послеоперационном перитоните, так же как и при перитоните, развившемся до операции, в брюшной полости может наблюдаться образование ограниченных гнойников. Значительно чаще скопление гноя происходит в дугласовом пространстве. Образование для того чтобы гнойника, в большинстве случаев, сопровождается температурной реакцией и иными неспециализированными проявлениями септического характера. Симптомами, характерными этому осложнению, являются нередкие позывы к испражнению, жидкий необильный стул с большой примесью слизи, тенезмы и зияние заднего прохода, что обусловлено вовлечением в воспалительный процесс стены прямой кишки и инфильтрацией сфинктеров. При изучении прямой кишки пальцем отмечается в разной степени выраженное выпячивание передней стены, где часто определяется ясное зыбление.

направляться не забывать, что такие явления раздражения прямой кишки смогут развиться весьма поздно, в то время, когда гнойник достиг уже больших размеров. Исходя из этого при негладком течении послеоперационного периода нужно систематически создавать пальцевое изучение прямой кишки, памятуя о том, что дуглас-абсцесс — наиболее нередкое из всех тяжелых внутрибрюшных осложнений, замечаемых по окончании операции по поводу аппендицита. Его вскрывают через прямую кишку либо (у дам) через влагалище, опорожняя гнойное скопление через задний свод.

Образование абсцессов в других отделах брюшной полости видится реже. Межкишечные абсцессы в первое время смогут проявляться только нарастающими септическими явлениями. Время от времени в животе удается найти инфильтрат, в случае если абсцесс пристеночный. Если он не прилежит к брюшной стенке, то прощупать его удается лишь тогда, в то время, когда уменьшится вздутие кишечника и напряжение брюшных мышц. Абсцессы необходимо вскрывать разрезом, соответствующим его размещению.

Поддиафрагмальные абсцессы по окончании аппендэктомии наблюдаются только редко. Вскрывать поддиафрагмальный абсцесс направляться внебрюшинно. Для этого при размещении гнойника в заднем отделе поддиафрагмального пространства больного укладывают на валик, как для операции на почке. Разрез выполняют по ходу XII ребра, которое резецируют, не повреждая плевры. Последнюю с опаской оттесняют вверх. Потом параллельно ходу ребер рассекают все ткани до предбрюшинной клетчатки. Неспешно отделяя ее вместе с брюшиной от нижней поверхности диафрагмы, попадают рукой между заднебоковой поверхностью печени и диафрагмой в поддиафрагмальное пространство и, проводя пальцы до отметки размещения абсцесса, вскрывают его, прорывая диафрагмальную брюшину, которая не оказывает особенного сопротивления. Гнойную полость дренируют резиновой трубкой.

Пилефлебит (тромбофлебит ветвей воротной вены) — сверхтяжелое септическое осложнение. Пилефлебит проявляется ознобами с увеличением температуры тела до 40-41 °С и с резкими падениями ее, проливным позже, рвотой. время от времени поносом. Характерно появление желтухи, которая менее выражена и позднее появляется, чем желтуха при холангите. При изучении живота отмечаются легкие перитонеальные явления, некоторое напряжение мышц брюшной стены. Печень увеличена и болезненна.

При лечении пилефлебита в первую очередь нужно принять все меры для ликвидации источника инфекции — опорожнение вероятных скоплений гноя в брюшной полости и в забрюшинном пространстве с обеспечением хорошего оттока методом широкого дренирования. Энергичное лечение антибиотиками. При образовании абсцессов в печени — их вскрытие.

направляться отметить еще одно редкое осложнение послеоперационного периода — острую непроходимость кишок. Не считая динамической непроходимости кишок в следствии пареза их при перитоните.

Также, в ближайшее время по окончании аппендэктомии может развиться механическая непроходимость в следствии сдавления кишечных петель в воспалительном инфильтрате, перегиба их спайками, ущемления тяжами, появившимися при сращении между собою брюшных органов и т. д. Непроходимость может развиться практически сразу после операции, в то время, когда еще в брюшной полости не стихли воспалительные явления, либо в поздние сроки, в то время, когда уже казалось, что наступило полное выздоровление.

Клинически развитие непроходимости проявляется всеми характерными ей симптомами. Диагноз этого осложнения возможно весьма тяжёлым особенно тогда, в то время, когда непроходимость начинается рано, в первые дни по окончании операции. Тогда имеющиеся явления расценивают как следствие послеоперационного пареза кишок, и верный диагноз вследствие этого может запаздывать. В поздние сроки непроходимость начинается более типично. Неожиданное появление среди полного здоровья схваткообразных болей в животе, локальное вздутие его, рвота и другие показатели непроходимости кишок существенно облегчают диагностику.

При неэффективности консервативных мероприятий лечение механической непроходимости должно быть хирургическим.

При обтурационной непроходимости, вызванной перегибом кишок в следствии стяжения их спайками, либо при сдавлении их в инфильтрате разделяют сращения, в случае если это легко выполнимо. В случае если это тяжело и в случае если это связано с травмированием воспаленных и легко ранимых кишечных петель, делают обходной межкишечный анастомоз либо ограничиваются положением свища.

По окончании аппендэктомии время от времени смогут развиваться и иные, по большому счету характерные послеоперационному периоду осложнения как со стороны дыхательных органов, так и со стороны других органов и систем. Это особенно относится к больным преклонного возраста.

Питание после операции аппендицита

Отдаленные результаты хирургического лечения острого аппендицита у подавляющего большинства больных хорошие. Редко наблюдающиеся нехорошие результаты в большинстве своем обусловлены наличием какого-либо другого заболевания, которое имелось у больного еще до приступа аппендицита либо появилось уже по окончании операции. Существенно реже нехорошее состояние больных разъясняется развитием послеоперационных сращений в брюшной полости.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *